Сменить язык
Example Frame

Пичугин Эдуард Анатольевич

Генеральный директор киностудии "Ленфильм". Член правления Союза Кинематографистов Российской Федерации, Президент Сообщества национальных кинотеатральных организаций «Киноальянс», член правления Гильдии Продюсеров России. С 1999 года вплотную занимается продвижением кинопоказа и кинопрокатом. Кандидат экономических наук, автор диссертации "Управление денежными потоками предприятий кинопроката" (защищена по специальности "Финансы и кредит"). Основатель федеральных киносетей "Кронверк Синема" и «КИНО СИТИ».

Новости



Фильму "Гамлет" 50 лет

28/03/2014

24 апреля исполняется 50 лет со дня выхода на экраны фильма Григория Козинцева «Гамлет». Эта лента стала культовой не только для «Ленфильма», но и для всего отечественного и мирового кино, входит в список киношедевров всех времен и народов.

В архивах «Ленфильма» хранится стенограмма выступления Григория Козинцева на худсовете киностудии, который состоялся 30 марта 1964 года. Фильм снят, работа завершена, только что его показали членам худсовета. Никто из присутствующих еще не знает, какой триумф ждет «Гамлета». И режиссер просто благодарит свою творческую группу, товарищей и профессионалов, которые были с ним рядом.

 

ОБЪЕДИНЕННОЕ ЗАСЕДАНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО СОВЕТА СТУДИИ И 1-ГО ТВОРЧЕСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ

ЗАСЕДАНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО СОВЕТА СТУДИИ «ЛЕНФИЛЬМ»

Просмотр и обсуждение фильма «ГАМЛЕТ»

Режиссер-постановщик Г.М. КОЗИНЦЕВ

От 30 марта 1964 года.

КОЗИНЦЕВ Г.М.

 

Хочется прежде всего поблагодарить товарищей за хорошие слова, которые произнесены на художественном совете.

Много лет тому назад я начал заниматься режиссерской работой и, если бы сегодня я ответил себе совершенно честно, чему же я научился за это время, то я бы сказал: научился доверять людям, с которыми работаешь и любить их.

Когда я ставил свою первую картину, то был убежден, что знаю больше всех, а когда я кончил «Гамлета», то мне кажется, что люди, работавшие над фильмом, каждый в своей отрасли, знают гораздо больше меня.

Об этом и хочется говорить.

Я считаю необыкновенной для себя удачей, что мне довелось еще раз в жизни встретиться с Дмитрием Дмитриевичем Шостаковичем. Речь идет не только о музыке. Дмитрий Дмитриевич написал впервые музыку для нашего фильма в 1928 году или 1929 году, и с тех пор я воспитывался на его искусстве. Многое из того, что я понял в Шекспире, образовалось под влиянием его музыки. Во всех отраслях современного искусства нет художника с такой силой трагизма, с таким складом юмора и напряженностью лиризма, как Дмитрий Дмитриевич. Если говорить о шекспировском масштабе мыслей и чувств, то прежде всего вспоминается образный мир Шостаковича.

Дмитрию Дмитриевичу, разумеется, не так трудно написать хорошую музыку, но гораздо труднее, чтобы такая хорошая музыка сохранилась в кинематографе.

 

Неделю тому назад я горевал: первой перезаписью мы сами во многом музыку испортили. Мы заглушали ее шумами, шуршанием юбок, шумом моря и музыка нередко теряла силу голоса, с которой она вела рассказ о лирическом и трагическом в Шекспире. Сегодня мы музыку во многом освободили, но иногда еще мешаем ей. Обязательно нужна вторая перезапись и замечательная музыка зазвучит во всю силу.

Необходимо, чтобы звукооператор Хуторянский, который столько сил вложил в картину (я был просто восхищен последними днями перезаписи, когда валясь с ног от усталости, Хуторянский боролся за качество своей работы так, как может бороться только художник), добился того, чтобы были и форте и пианиссимо Шостаковича. К сожалению, мы еще не можем добиться, чтобы техника музыку полностью воплотила.

Хочется поблагодарить и Н.С. Рабиновича не только за его первоклассную работу, но и доброе товарищеское отношение. Все последнее время он был с нами в монтажной и без глубины его музыкальной культуры, как и без помощи И.Д. Гликмана, мы, безусловно, наделали бы много глупостей, испортили бы музыку.

Говоря о доверии к людям, хочу сказать: особенную роль в коллективе играл И.С. Шапиро.Он вложил в фильм столько, что на этом горючем можно бы было двинуть пароход. Ведь дело не только в том, что тот или иной товарищ обладает профессиональными знаниями, - копейка цена таким знаниям, если за ними не стоит человеческая отдача. Искусство - это такое дело, что сколько вложишь, столько и получишь; иногда получишь меньше, но больше — никогда.

И.С. Шапиро вложил столько жизни в эту работу. Ведь на съемках мой голос почти не раздавался; И.С. Шапиро провел все массовые сцены. В ателье для озвучания я и не заходил. Он прекрасно знает кинематографию, обладает огромным опытом. И все же главное - он отдает себя, всю жизнь работе. Это по-настоящему талантливый режиссер. Я обязан сказать об этом потому, что вы можете многого о нем еще не знать. Глубокая благодарность ему за то, что он сделал в «Гамлете».

Хотелось бы в нашей среде сказать о человеке, фамилии которого нет в титрах. Но человек этот был с нами: Москвин вспоминался нами каждый день. И Грицюса мы взяли потому, что он был любимый ученик Андрея Николаевича Москвина. И почти на каждой съемке можно было услышать: так делал Андрей Николаевич, так бы он сказал …

Я не могу говорить о Евгении Евгеньевиче Енее. Мне стыдно хвалить его, потому что он - это я; мы провели вместе всю жизнь, мы все делаем вместе, как это было и с Москвиным. И, конечно, Ионасу Грицюсу нелегко было занять свое место, трудно было заменить Москвина, но я уверен: Андрей Николаевич сказал бы: «Молодец, Ионас ...»

Евгений Евгеньевич создал шекспировский мир, а малейшая фальшь и подделка на экране вызвали бы отвращение.

Что говорить о М.С. Шостаке, с которым мы тоже работаем много лет?... Столько жизни отдано им «Ленфильму». Ведь это не только прекрасный организатор, но и истинно творческий человек в своем деле.

Поразил меня С.Б. Вирсаладзе. Случилось какое-то чудо: он дни проводил на студии, сам кроил костюмы, - такой прекрасный театральный художник, прославленный мастер, человек огромного дарования и вкуса стал своим, близким человеком в нашем нелегком деле,

Что говорить об ассистентах картины? Работа и Вишневской, и Мочаловой, и Голынской, и других товарищей явилась большим вкладом в общее дело. Они смогли понять, какие черты лица должен иметь каждый и из героев и из участников массовых сцен. А ведь это целая галерея лиц. И.С. Вишневская, так много сделавшая и для моих прежних работ, привезла нам Э.Я. Радзинь, - где бы мы еще нашли такую актрису?

Я забыл сказать, что без Веры Николаевны Брейдис у нас не было бы лат, оружия, ведь все оружие у нас подлинное. Трудно всех упомянуть, но как не вспомнить бьющихся над каждым штрихом грима, лучших наших художников-гримеров В.В. Горюнова и Л. Елисееву. Особенно хотелось бы говорить о Е.А. Маханьковой, ведь она днями трудилась: прибавить к переходу несколько кадриков или убавить. Это монтажер современного склада, ее искусство создало на экране энергию ритма.

Сколько же вложено каждым человеком сил в эту работу! …

Мне задавали часто вопрос: «Почему вы хотите ставить «Гамлета»? А мне хотелось ответить: «А разве можно не желать поставить «Гамлета»?

Еще меня нередко спрашивали, почему я остался в Ленинграде?

По роду занятий я связан со ВГИКом - было и решение о переводе в Москву.

Ленинградцы обычно говорят: «Наш город больше нравится». Но не из-за Медного всадника и не из-за берегов Невы я остался здесь, а потому , что я неотделим от большого организма, который называется «Ленфильм», какой я ни есть, хороший или плохой, и какой ни есть, хороший или плохой, этот организм. Потому что, когда я приходил на съемку и видел маляра Женю, которую я знаю много лет, осветителей, которых я помню мальчиками, - у меня на душе становилось хорошо. И то что «Ленфильм» признал фильм своим и ленфильмовцы - будь то маляр, осветитель, плотник, каждый из них, - верили мне, старались, чтобы картина была сделана возможно лучше, - в этом я и видел то чудо, которое называется «коллектив». Поэтому глубочайшее мое удовлетворение в том, что в коллективе «Ленфильма» я работал и продолжаю работать.

Что мне сказать об актерах?

Иннокентий Михайлович Смоктуновский не только превосходный актер, об этом говорить не приходится, это видно с экрана, но он оказался и прекрасным товарищем в работе.

 

Первый раз встретившись в работе, мы с ним стали по-одинаковому думать, я получил в труде великолепного друга, у нас была вера в общее дело. А я увидел в нем Гамлета, которого мне много лет хотелось увидеть: героя и совершенно жизненного, доброго, человечного и совершенно необычного в силе нравственных запросов к себе и к людям. Игра Смоктуновского для меня - величайшее удовлетворение.

Или, скажем, Юрий Владимирович Толубеев, большой актер, с огромным успехом играл роль Полония в театре им. Пушкина, а на экране ее совершенно перестроил, И хотя он явно был поставлен в неудобное положение: у него был сильно сокращен текст, но когда я ему говорил: «Давайте вставим реплики», - он отвечал: «Для картины это не нужно».

Собрались люди, к которым я относился с уважением и любовью, и мне казалось, что эти люди отвечали мне тем же. И если получилось что-то хорошее в фильме, - видимо, потому, что на такой основе существовали наши отношения.

Я хочу воспользоваться сегодняшним заседанием, чтобы от всего сердца поблагодарить коллектив картины за ту грандиозную работу, которую он сделал.

Примечание:

Д.Д.Шостакович __ композитор картины

Н.С.Рабинович – дирижер оркестра Ленинградской государственной филармонии

И.Д.Гликман – редактор картины

И.С.Шапиро - второй режиссер

Б. Хуторянский – звукооператор

А.Н.Москвин –оператор, с которым Козинцев снял все свои картины

Й.Грицюс – главный оператор «Гамлета»

М.С.Шостак – директор картины

С.Б.Вирсаладзе – художник по костюмам

Е.Е.Еней – Главный художник

Е.Вишневская , Н.Мочалова, И.Голынская – ассистенты режиссера

Е.А.Маханькова – монтажер

В.В.Горюнов и Л.Елисеева – художники-гримёры

 

ВКонтакт Facebook Одноклассники Buzz Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Вернуться к списку